Путешествовать прекрасно

Ирина медведева гел-мэлси

September 4, 2019

Ирина Медведева
Гел-Мэлси – частный детектив

Продолжение
Закусив на дорогу лягушкой и корешком аира тростникового, я уронил непрошеную слезу,  все-таки грустно прощаться с дорогими твоему сердцу местами,  и отправился в направлении, указанном мне звездой.
Я путешествовал несколько месяцев, расспрашивая зверей, которые встречались на моем пути, о том, знают ли они, где находится смысл жизни, но так и не получил ни одного вразумительного ответа. В конце концов, я оказался в парке, где на меня набросился этот кошмарный бультерьер. От страха я зарылся в землю, прокопал подземный ход и очутился здесь, в вашем сыскном бюро.
Так закончил свой рассказ Уинстон Черчилль, барсук.
Гел-Мэлси не пропустила ни единого слова из этой удивительной истории. Она периодически царапала когтем по обрывку оберточной бумаги, делая вид, что записывает особо важные детали. Цепкий ум начинающего детектива немедленно выделил самое главное.
 Значит, вы хотите найти смысл жизни? У вас кто-нибудь его похитил?  блеснув глазами, спросила Мэлси.
Немного подумав, она добавила:
 Вы можете описать, как он выглядит?
Барсук-путешественник пожал плечами.
 Да я и сам толком не знаю, на что он похож. Я путешествую и расспрашиваю о нем всех, кого встречаю. Но надо мной обычно смеются или считают, что я сумасшедший, а некоторые говорят, что смысл жизни в труде, в еде или в потомстве, но я им не верю. Уж я-то истребил за свою жизнь столько разнообразной пищи, что если бы в ней что-то было, я бы непременно это заметил.
 С подобной ситуацией я еще не сталкивалась,  сказала Мэлси.  Обычно детективы знают, как выглядят вещи, которые они ищут. Вдруг я найду смысл жизни, но не догадаюсь, что это он, поскольку не представляю, на что он похож?
 Выходит, это дело безнадежное?
 Один из лучших детективов в мире, Цынцыпер Хью, утверждал, что безнадежных дел не бывает,  с наигранной бодростью заявила Мэлси, но Черчилль заметил, что в голосе ее не было уверенности.
“Если Мэлси потерпит неудачу в своем первом деле, это может подорвать ее веру в себя,  подумал он.  Я не могу этого допустить.”
 Не уверен, что нам стоит спешить с поисками,  сказал барсук.  Унигунда считает, что искать смысл жизни гораздо увлекательнее, чем знать, в чем он заключается. Наверное, она права. Мне нравится бродить по земле, беседовать с животными и птицами, и я совсем не расстраиваюсь от того, что пока его не нашел. Не представляю, чем буду заниматься, когда найду его. Гораздо больше меня заботит совсем другая проблема
Черчилль замолчал и глубоко вздохнул.
 Какая проблема?  встрепенулась Мэлси.
 В моих странствиях очень не хватает друга, печально произнес Черчилль.  Наверно, я самый одинокий барсук на земле.
Гел-Мэлси задумалась. Она несколько раз прошлась по клетке туда и обратно, почесала лапой за ухом, рассеянно ткнулась носом в миску, где уже не было каши с хрящами и сардинами и, наконец, приняла решение.
 По некоторым техническим причинам,  заявила она, постаравшись придать своей морде самое непроницаемое выражение,  нашему сыскному бюро будет сложно немедленно отыскать для вас смысл жизни. Но агентство может предложить вам кое-что не менее заманчивое.
Терьер вдруг застеснялся и, отвернув морду в сторону, смущенно спросил:
 Не согласитесь ли вы стать моим другом и компаньоном? Мы могли бы вместе ловить преступников и раскрывать разные запутанные дела.
Уинстон Черчилль недоверчиво взглянул на Мэлси. Затем его полосатая мордочка растянулась в счастливой улыбке.
 Вы это серьезно? Я и вправду смогу стать частным сыщиком и вашим другом?
 Совершенно серьезно,  подтвердила Мэлси.
Барсук совершил головокружительный прыжок, повис у терьера на шее и, совсем по-собачьи, принялся восторженно лизать его в нос.
Гел-Мэлси, не ожидавшая столько пылкого проявления чувств со стороны своего нового компаньона, слегка растерялась, но в то же время ужасно обрадовалась. До сих пор ее единственным другом оставался Убийца Джексон, но с ним все было совсем по-другому. Убийца Джексон тренировал ее и заботился он ней, но все-таки он был человеком. Барсук был гораздо больше похож на нее, вдобавок он тоже хотел быть частным детективом. До чего же хорошо иметь настоящего друга!
В промежутках между облизываниями Черчилль торопливо объяснял Гел-Мэлси, что его отец, рассказывая о различных политических интригах, неоднократно упоминал об известных детективах. В глубине души Черчилль мечтал стать одним из них, но даже не предполагал, кто когда-нибудь эта мечта сделается явью. Мало того, что он стал частным сыщиком, но еще и обрел настоящего друга!
Утомленный собственным восторгом, барсук, наконец, отцепился от терьера, и, шлепнувшись на спину, блаженно растянулся на полу.
В отличие от Уинстона Черчилля, Гел-Мэлси знала, что друзьями просто так не становятся. Книга “Кость в бокале с шампанским” полностью посвятила ее в тонкости этого деликатного процесса.
 Чтобы стать друзьями, мы должны выпить на брудершафт и перейти на “ты”,  поправляя растрепавшуюся прическу, объяснила Мэлси.  Это такой ритуал.
 На бру  чего?  удивился Черчилль,  Никогда про такое не слышал. Наверное, это что-то сложное?
 Да нет, все очень просто,  успокоила его Мэлси.  Те, кто хочет стать друзьями, всегда сначала пьют на брудершафт. Мы должны сцепиться лапами, полакать вместе из одной миски, поцеловаться, и после этого обращаться друг к другу исключительно на “ты”. Вот и все.
Проникнувшись осознанием важности происходящего, животные выполнили ритуал, лишь слегка столкнувшись лбами в момент лакания воды из миски, и, довольные, опустились на подстилку.
 Теперь ты мой друг,  со счастливым вздохом сказал Уинстон Черчилль.
 А ты мой друг и компаньон,  сказала Мэлси.
Некоторое время они молчали, прикрыв глаза и стараясь навсегда запечатлеть в памяти момент возникновения столь чудесной дружбы.
Первым открыл глаза барсук.
 Поскольку теперь я твой компаньон, мне бы хотелось, чтобы ты ввела меня в курс дел нашего сыскного бюро,  попросил он.
Гел-Мэлси смутилась.
 Дело в том,  сказала она, стараясь не смотреть в глаза Черчиллю,  что я лишь начинаю карьеру частного детектива и получила пока в основном теоретическую подготовку. Мне стыдно в этом признаться, но помещение, в котором мы находимся, не совсем сыскное бюро, точнее, совсем не сыскное бюро. Скорее оно напоминает тюрьму.
Барсук в ужасе вскочил на лапы и с диким видом принялся озираться по сторонам.
 Барсучий бог!  завопил он с округлившимися глазами.  Эти решетки, этот замок на двери! Ну, конечно же, это тюрьма! Неужели мой единственный друг преступник?
 Разумеется, нет,  поспешила успокоить его Мэлси,  мои лапы абсолютно незапятнаны, и совесть моя чиста. И это вовсе не тюрьма, а клетка в собачьем питомнике “Черная звезда”. В таких клетках живут черные терьеры и другие служебные собаки. Нас дрессируют, а потом отправляют работать в разные места.
Барсук заметно успокоился, но его левая щека продолжала слегка дергаться.
 То есть, ты не сможешь выйти отсюда, даже если захочешь?  спросил он.
 К сожалению, нет,  вздохнула Гел-Мэлси.  Ключи от клетки есть только у моего инструктора, Убийцы Джексона и у служителя питомника, который приносит мне корм. Днем Убийца Джексон водит меня на занятия, а потом снова запирает здесь.
 Неужели ты находишься в лапах убийцы?  снова запаниковал Черчилль.  Конечно, я не знаю, в чем заключается смысл жизни, но он явно не в том, чтобы проводить жизнь в клетке, не имея возможности выйти из нее, когда пожелаешь.
 Убийца Джексон не настоящий убийца,  объяснила Гел-Мэлси.  Его прозвали так потому, что он все время рассказывает детективные истории. Именно от Убийцы Джексона я узнала все, что необходимо знать частному сыщику. Но ты прав, мне совсем не нравится сидеть здесь взаперти. Я с ужасом думаю о том, что через несколько месяцев закончу курс дрессировки, и меня заставят сторожить какой-нибудь никому не нужный склад и целыми днями лаять на прохожих.
 Только не это,  решительно заявил барсук.  Мне приходилось встречать сторожевых псов. Даже не представляешь, как сильно портится характер от сидения на цепи. В конце концов, они начинают ненавидеть весь свет. Я не допущу, чтобы ты стала одной из них. Я освобожу тебя из этой клетки и помогу создать собственное сыскное бюро.
 Спасибо тебе, Черчилль,  произнесла Гел-Мэлси и благодарно ткнулась влажным носом в его плечо.  Не представляю, что бы я без тебя делала.
 Пустяки,  небрежно махнул лапой барсук.  Мы же друзья, а друзья должны помогать друг другу. К сожалению, я не совсем представляю, что нужно для работы частных детективов. Может быть, ты мне объяснишь?
 Все очень просто,  сказала Мэлси.  Для начала нам потребуется офис для приема посетителей, два пистолета, тридцать восьмого и сорок пятого калибров, лицензия частных детективов, счет в банке и симпатичная секретарша. Это главное. В дальнейшем, конечно, может потребоваться что-то еще, но это уже мелочи.
Весь вечер друзья строили планы на будущее. Черчилль оказался отличным помощником. В отличие от Мэлси, почти не сталкивавшейся с реальной жизнью и витавшей в облаках своих фантазий, он прочно стоял на земле.
Пока Гел-Мэлси расписывала ему все прелести разгульной жизни частного детектива яхты, рестораны, экзотические путешествия за счет клиента, погони и прочее, практичный барсук продумывал планы на будущее. Выяснив, что глава сыскного бюро не разу не покидала питомника и представляет окружающий мир только по историям Убийцы Джексона, Черчилль решил взять организационные проблемы на себя.
 Значит, так,  подытожил он.  Освободить тебя из клетки будет совсем не трудно. Я могу прорыть подземный ход, достаточно просторный, чтобы ты могла по нему выбраться на волю. Вход в него мы замаскируем твоей подстилкой, и ты сможешь уходить и возвращаться, когда тебе вздумается.
Днем я буду прятаться в норе, чтобы меня не заметили, а вечером приходить к тебе. Пистолеты и секретаршу, думаю, можно будет найти. Труднее придется с помещением и счетом в банке. Этой ночью я схожу на разведку и все узнаю.
Гел-Мэлси посмотрела на Черчилля с восхищением.
 Никогда в жизни я не встречала такого умного барсука,  воскликнула она, не став на всякий случай уточнять, что Черчилль единственный барсук, которого она знала.  Твой план просто великолепен.
Неожиданно морда терьера приняла крайне озабоченное выражение.
 Нет, это невозможно,  воскликнула Мэлси и встряхнула головой, словно отгоняя от себя ужасное видение.
 Что невозможно?  испугался Черчилль.
 Твое имя! Оно совершенно не подходит для частного детектива! Ты только послушай: детектив барсук Уинстон Черчилль! Звучит просто кошмарно. Надо придумать тебе другое имя. Что-нибудь простое, но впечатляющее.
 Может быть, Пинкертон?  предложил барсук.  Папа однажды упоминал это имя, и оно мне понравилось. Кажется, было какое-то агентство Пинкертона.
 Не пойдет,  возразила Гел-Мэлси.  Повторяться это дурной тон. Нам предстоит прославить на весь мир наши собственные имена. Кстати, каким будет уменьшительное имя от Уинстона? Винни? Нет, Винни не подходит. Слишком напоминает Винни-Пуха. Придумала! Тебя будут звать Вин-Чун.
 Звучит неплохо,  согласился барсук,  а что это такое?
 Убийца Джексон рассказывал мне, что Вин-Чун это один из стилей китайского рукопашного боя. Между прочим, очень эффективный. Вин-Чун. Очень подходящее имя для детектива. Тебе нравится?
 Нравится,  кивнул барсук.
Детектив Вин-Чун несколько раз произнес свое имя вслух с разными интонациями и даже попытался расписаться когтями на полу клетки.
 Ты права, это имя звучит гораздо приятнее старого,  сказал он.  А теперь мне пора на разведку. Вернусь утром. Надеюсь, что к тому времени я смогу найти оружие и секретаршу.
Взмахнув на прощанье хвостом, Вин-Чун скрылся в норе.

Продолжение следует



Write your comment

Every field is required, your email wont be published.