Путешествовать прекрасно

путешествовать и молчать об этом противоестественно

October 1, 2019

Сергей Довлатов. Собрание прозы в 3-х томах. Том 1.
такой себе сборник излюбленных моментов . . .

ЗОНА
Не важно, что
происходит кругом. Важно, как мы
себя при этом чувствуем. Поскольку
любой из нас есть то, чем себя
ощущает.

До Нового года еще шесть часов,
отметил замполит, а вы уже
пьяные, как свиньи.
Жизнь, товарищ лейтенант,
обгоняет мечту, сказал Фидель.

Впереди шагает Пахапиль с
Гаруном. Щелкая брезентовым
ремешком, он что-то говорит ему
по-эстонски. На родном языке
инструктор обращается только к
собакам.

Недаром капитан Прищепа говорит:
“Двое это больше, чем Ты и Я.
Двое это МЫ…”

Любовь, сказал Замараев,
это чтобы порядок в доме. Чтобы
уважение…
Человек способен на все дурное и
хорошее.

Потому что свобода одинаково
благосклонна и к дурному, и к
хорошему. Под ее лучами
одинаково быстро расцветают и
гладиолусы, и марихуана…

Женщине это необходимо.
Что именно?
Чтобы за ней ухаживали.
Родить тебе надо, сказал
капитан…

Все же знающие люди евреи.
Может, зря их давили веками?..
Году в шестидесятом к нам
прислали одного. Все говорили
еврей, еврей… Оказался пьющим
человеком…

Поддает, поддает, вмешался
Фидель, у докторов навалом
спирта. Почему бы и не выпить?..

Воплощением мужества для
капитана стали: опрятность, резкий
голос и умение пить, не закусывая…
Через месяц я оказался в школе
надзорсостава под Ропчей. А еще
через месяц инспектор рукопашного
боя Торопцев, прощаясь, говорил:
Запомни, можно спастись от
ножа. Можно блокировать топор.
Можно отобрать пистолет. Можно
все! Но если можно убежать беги!
Беги, сынок, и не оглядывайся…
В моем кармане лежала инструкция.
Четвертый пункт гласил:
“Если надзиратель в безвыходном
положении, он дает команду
часовому
“СТРЕЛЯЙТЕ В НАПРАВЛЕНИИ
МЕНЯ…”

Фидель разлил вино, звякая
стеклом о борта эмалированных
кружек.
Будем здоровы! сказал он.
Будем здоровы! говорю.
Будете, будете, сказала Зина,
мы проверяемся. Так что, не
бойтесь…

Я крайне редко вижу сны. А если
вижу, то на удивление
примитивные. Например у меня
кончаются деньги в ресторане.
Зигмунду Фрейду тут абсолютно
нечего делать.

КОМПРОМИСС
Стала она врать. Я в таких случаях
молчу пусть. Бескорыстное
вранье это не ложь, это поэзия.

Хлопина не то чтобы любила
выпить. Просто ей нравилось
организовывать дружеские
встречи, суетиться, бегать за
рислингом, готовить закуску. Нам
она говорила:
Сейчас позвоню Людке из
галантерейного отдела. Это
фантастика! Осиная талия! Глазищи
зеленые, вот такие!..
Людке кричала по телефону:
Все бросай, лови мотор и к нам!
Жду! Что? Писатели, журналисты,
водки навалом, торт…
В результате приезжала Людка,
высокая, стройная, действительно
глазищи… с мужем, капитаном
УВД…

Как вас мама
отпустила?
А чего?
Незнакомый город, соблазны…
Встречаются две мамаши: “Как
же ты дочку-то от пустила?” “А
чего беспокоиться? Она с девяти
лет под надзором милиции…”

Ты понимаешь, будет
катастрофа. Звонил ее жених из
Саратова…
Из Двинска, сказал я.
Из Саратова, это не важно…
Сказал, что повесится, если она не
вернется. Алка с февраля
путешествует.
Так и приехал бы за ней.
У него экзамен в понедельник.
Замечательно, говорю,
повеситься он может, а: экзамен
игнорировать не может…

Меня даже в Болгарию не
пустили. Я документы весной
подавал.
Пить надо меньше, сказал
Туронок.

Есть конструктивная идея.
Может получиться эффектный
репортаж. Обсудим детали. Только
не грубите…
Чего грубить?.. Это бесполезно…
Вы, собственно, уже нагрубили,
помрачнел Туронок, вы
беспрерывно грубите, Довлатов.
Генрих Францевич, что касается
снимков… Учтите, новорожденные
бывают так себе…
Выберите лучшего. Подождите,
время есть.
Месяца четыре ждать придется.
Раньше он вряд ли на человека
будет похож. А кому и пятидесяти
лет мало…

Жена советует: “Тебе надо бегать по
утрам”. А я отвечаю: “Если побегу,
то уже не вернусь…”

В уборную, едва поздоровавшись,
скользнул молодой человек.
Грязноватые локоны его были
перевязаны коричневым сапожным
шнурком. Плюшевые брюки
ниспадали, как шлейф.
Татьяна, кто это? спросила
Лида.
Допустим, Женя. Мы занимаемся.
Чем?
Допустим, немецким языком. Ты
что-нибудь имеешь против?
Проследи, чтобы он вымыл руки,
сказала Лида.
Как ты любишь все опошлить!
ненавидящим шепотом
выговорила дочь…

Сперва я простодушно думал, что он
алкоголик. Есть среди
бесчисленных модификаций
похмелья и такая разновидность.
Этакое мучительное бегство от
дневного света. Вибрирующая
подвижность беглеца, настигаемого
муками совести…
Затем я узнал, что Вагин не пьет. А
если человек не пьет и не работает
тут есть о чем задуматься.

Путешествие началось
оригинально. А именно Жбанков
явился на вокзал совершенно
трезвый. Я даже узнал его не сразу.
В костюме, печальный такой…

Ты обратил внимание, какие
девки? Потрясающие девки! Я
таких даже в ГУМе не видел. Тебе
какая больше нравится?
Обе ничего…
А может, это провокация?
То есть?
Ты ее, понимаешь, хоп…
Ну.
А тебя за это дело в ментовку!
Зачем же сразу хоп. Отдыхай,
беседуй…
Что значит беседуй?
Беседа это когда
разговаривают.
А-а, сказал Жбанков.
Вы алкоголик?
Да, четко ответил Жбанков,
но в меру…

Когда я буду стариком,
объявил Жбанков, на пишу
завещание внукам и правнукам.
Вернее, инструкцию. Это будет
одна-единственная фраза. Знаешь
какая?
Ну?
Это будет одна-единственная
фраза: “Не занимайтесь любовью с
похмелья!” И три восклицательных
знака.

Чем же я могу помочь?
То есть почему я к тебе
обратилась? Ты единственный
аморальный человек среди моих
знакомых. Вот я и хочу
проконсультироваться.
Мы выпили и закурили. Алкоголь
действовал неэффективно. Ведь
напиться как следует это тоже
искусство…

Кроме того, человеческое безумие
это еще не самое ужасное. С
годами оно для меня все более
приближается к норме. А норма
становится чем-то
противоестественным.

Где ты бродишь, подлец?!
Почему возвращаешься среди
ночи?!
Буш виновато ответил:
Я бы вернулся утром просто не
хватило денег…

Известно, что порядочный человек
тот, кто делает гадости без
удовольствия…

Роза хлопала глазами, повторяя:
Ой, как я буду замужем?! У меня
ж опыта нет…
Чего нет? хохотал
Шаблинский…

У хорошего человека отношения с
женщинами всегда складываются
трудно. А я человек хороший.
Заявляю без тени смущения, потому
что гордиться тут нечем. От
хорошего человека ждут
соответствующего поведения. К
нему предъявляют высокие
требования. Он тащит на себе
ежедневный мучительный груз
благородства, ума, прилежания,
совести, юмора. А затем его бросают
ради какого-нибудь отъявленного
подонка. И этому подонку
рассказывают, смеясь, о нудных
добродетелях хорошего человека.

Знаю я эти культурные дома.
Иконы, самовары, Нефертити…
Какието многозначительные
черепки… Уйма книг, и все
новенькие… А водки на
донышке. Вечно на донышке. И
откуда она берется? Кто-то принес?
Не допил? Занялся более важными
делами?

Мне хочется видеть тебя
сильным, ясным, устремленным.
Это значит быть похожим на
Шаблинского.
Вовсе нет. Будь естественным.
Вероятно, для меня естественно
быть неестественным.
Ты все чрезмерно усложняешь.
Быть порядочным человеком не
такое уж достижение.
А ты попробуй.
Хамить не обязательно.

Редактор Туронок пытался
настаивать:
Там собираются узники, а вовсе
не фронтовики.
Как будто я не узник!
возвысил голос Жбанков.
Вытрезвитель не считается,
едко заметил редактор.

На этом трагическом слове я
прощаюсь с журналистикой.
Хватит!
Мой брат, у которого две судимости
(одна за непредумышленное
убийство), часто говорит:
Займись каким-нибудь
полезным делом. Как тебе не
стыдно?
Тоже мне, учитель нашелся!
Я всего лишь убил человека,
говорит мой брат, и пытался
сжечь его труп. А ты?!.

ЗАПОВЕДНИК
Знаете, я столько читал о вреде
алкоголя! Решил навсегда
бросить читать.

В разговоре с женщиной есть один
болезненный момент. Ты
приводишь факты, доводы,
аргументы. Ты взываешь к логике и
здравому смыслу. И неожиданно
обнаруживаешь, что ей противен
сам звук твоего голоса

Я отозвался с неожиданным
радушием. Еще один подонок
застал меня врасплох. Вечно не
успеваю сосредоточиться

Я договорилась насчет комнаты.
Вот спасибо.
В деревне Сосново. Пять минут от
турбазы. Отдельный вход.
Это главное.
Хозяин, правда, выпивает.
Еще один козырь.

Действительно, было в Михал
Иваныче что-то аристократическое.
Пустые бутылки он не сдавал,
выбрасывал.

Потоцкий быстро уяснил, что на
земле есть две вещи, ради которых
стоит жить. Это вино и
женщины. Остальное не
заслуживает внимания. Но
женщины и вино стоят денег.
Следовательно, надо уметь их
зарабатывать. Желательно без
особого труда. И чтобы хорошо
платили. И чтобы не угодить в
тюрьму

Хорошо идти, когда зовут. Ужасно
когда не зовут. Однако лучше
всего, когда зовут, а ты не идешь

Бывало, что я напивался и тогда
звонил ей.
Это мистика! кричал я в
трубку. Самая настоящая
мистика Стоит мне позвонить, и
ты каждый раз говоришь, что уже
два часа ночи
Собственно говоря, я даже не знаю,
что такое любовь. Критерии
отсутствуют полностью. Несчастная
любовь это я еще понимаю. А
если все нормально? По-моему, это
настораживает. Есть в ощущении
нормы какой-то подвох. И все-таки
еще страшнее хаос

Брат приехал. Кузен. Я давно
хотела вас познакомить.
Хорошо, говорю, приду.
Отчего бы и не познакомиться с
выпивающим человеком?!..
Поразительная у нее способность
выводить меня из равновесия. Но
ссориться было глупо. Ссорятся
люди от полноты жизни

Вся моя жизнь это борьба с
цензурой, говорил он, любая
цензура издевательство над
художником Цензура вызывает у
меня алкогольный протест!..
Давайте выпьем за отмену цензуры!

Крыша дырявая.
В хорошую погоду это незаметно.
А дождей, вроде бы, не
предвидится.
И щели в полу.
Сейчас еще ничего. А раньше
через эти щели ко мне заходили
бездомные собаки.
Щели так и не заделаны.
Зато я приручил собак

День работаешь, неделю пьешь Другим
водяра праздник. А для меня
суровые будни То вытрезвитель,
то милиция сплошное
диссидентство Жена, конечно,
недовольна. Давай, говорит, корову
заведем Или ребенка С
условием, что ты не будешь пить.
Но я пока воздерживаюсь. В смысле
пью

А где мои брюки?
спрашиваю.
Вера тебя раздевала,
откликнулся Марков, спроси у
нее.
Я брюки сняла, объяснила
Вера, а жакет постеснялась
Осмыслить ее заявление у меня не
хватило сил.
Логично, высказался Марков.

Выпивка кончилась. Деньги
кончились. Передвигаться и
действовать не было сил.
Что мне оставалось делать? Лечь в
постель, укрыться с головой и
ждать. Рано или поздно все это
должно было кончиться. Сердце у
меня здоровое. Ведь протащило же
оно меня через сотню запоев.
Мотор хороший. Жаль, что нету
тормозов.



Write your comment

Every field is required, your email wont be published.